"В пути"

Путеводитель по городам России

Путешествуйте с нами!

Грановитая палата

Владычная или Грановитая палата новгородского кремля — одно из интереснейших зданий некогда большого комплекса сооружений средневекового Владычного двора. Строительные работы осуществлялись повелением архиепископа Евфимия в 30-е г. XV в., о чем свидетельствуют упоминания в древних хрониках. Изображение палаты, иноземных мастеров-строителей сохранилось на летописной миниатюре XVI в.

 Первоначально Владычная палата, выстроенная из кирпича, была окружена открытой галереей, типичной для готических построек, ее освещали стрельчатые высокие окна, в интерьер вели порталы с лучковым фронтоном. Живописные работы были выполнены в 1441 г. К сожалению, в последующие столетия здание снаружи и внутри претерпело значительные изменения.

Нижние этажи палаты служили для хозяйственных целей, использовались в качестве кладовых, погребов, столовых палат. Зал верхнего этажа имел церемониальное назначение, где новгородские владыки могли принимать гостей, вручать дары, устраивать заседания, праздничные трапезы, встречать послов. Здесь после проведения исследовательских работ открыта кирпичная кладка сводов с нервюрами, опирающимися на круглый столб в центре. В северо-восточном углу были обнаружены глубокие ниши с полукруглым завершением, в них сохранился растительный орнамент XV в.

Стены Владычной палаты помнят многие исторические события. Предполагают, что в парадном зале прозвучали слова указа московского Великого князя Ивана III 1478 г. о присоединении новгородских земель к Москве. Возможно, в январе 1570 г. в одном из помещений палаты Иван Грозный устроил «кровавый пир». В 1822 г. зал верхнего этажа стал церковью, освященной в честь новгородского архиепископа Иоанна. Церковь была упразднена после 1917 г.

Название палаты «грановитая» появилось в публикациях в I половине XIX в. из-за особенностей декоративного оформления сводов готическими нервюрами — «гранями». В 1930-е годы в главном зале была открыта выставка о реставрации новгородских памятников. В период оккупации Новгорода во время II Мировой войны под сводами верхнего этажа устроили ресторан и казино для немецких офицеров. В 1958 году здесь разместилась постоянно действующая экспозиция «Декоративно-прикладное и ювелирное искусство XI-XIX вв.».

Коллекция декоративно-прикладного искусства занимает ведущее место среди собраний Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Время сохранило высокие образцы золотого и серебряного дела, миниатюрной резьбы по кости, камню средневекового периода, являющиеся достоянием новгородской коллекции.

Памятники художественного металла Великого Новгорода XI-XIX вв., хранящиеся во Владычной (Грановитой) палате Кремля, происходят в основном из церковных и монастырских ризниц, из древнейшего в России храма Софийского собора. Эти драгоценные предметы культа, связанные с определенными кругами заказчиков, с культурой византийского императорского дома, княжеского и владычного двора, знакомят с христианскими представлениями о прекрасном.

В собрании Новгородского музея экспонируется уникальная храмовая утварь XI-XII вв., вдохновленная священными образцами Константинополя и Киева, примерами западноевропейского художественного мира. Дошедшие до нашего времени произведения злато- и среброделия Новгорода домонгольского периода — это в большинстве своем шедевры. Их немного: иерусалимы или сионы, два кратира, исполненные ювелирами Костой и Братилой в XI-XII вв., а также украшения, пластины с перегородчатыми эмалями.
Новгородские святыни обладают стилистическим единством, совершенным владением разнообразными техниками, щедрым использованием драгоценных материалов, ориентацией на византийские образцы.

Малый сион

Малый иерусалим или малый сион XI в. является одной из самых ранних святынь. Происходит из Софийского собора Новгорода. Памятник сохранился, к сожалению, в руинированном состоянии.

Иерусалим — это евхаристический сосуд из позолоченного серебра в виде храма-ротонды на круглом основании, которое являет собой не что иное, как тарель-дискос с чеканным изображением Христа, исполненным с соблюдением законов пластики, которые приближают его к классическим образцам византийских мастеров. Стиль эпохи передают форма колонн, купола, венчающего креста. Барабан купола, сам купол и крест украшают многочисленные вставки из стекла.

На тарель помещались святые дары, символизируя тело Христово, и в определенные моменты богослужения (литургии) сион вносили в алтарную часть храма.

Приступая к изготовлению подобной святыни, мастер должен был готовить себя духовно. Такие сосуды требовали особого отношения, их освящали специальной молитвой.

Сегодня малый сион — это лишь остов, лишенный дверей, эмалевых дополнений. В свое время он представлял собой блистательный образец византийского искусства. История его загадочна. Возможно, это княжеский заказ константинопольскому столичному ювелиру. Можно предположить, что сион стал государственным даром византийского императора и патриарха в только что построенный главный храм Новгорода — святую Софию, как воплощение связи с русской, новгородской церковью, покровительство ей. Не случайно здесь, на новгородской земле появились образцы, напоминавшие русским христианам храм Святого Гроба в Иерусалиме, становясь храмом в храме.

Большой сион

Большой иерусалим или большой сион XII в. по форме и иконографии повторяет малый. В музей иерусалим поступил из ризницы Софийского собора Новгорода в 1929г. Он также воспроизводит одну из главных реликвий христиан — сень, сооружение над местом погребения и воскресения Христа, воздвигнутую над Гробом Господнем императором Константином Великим. Сион использовали во время литургии как сосуд для перенесения евхаристического хлеба. Являясь образцом высокого художественного мастерства, иерусалим стоит одним из первых в ряду памятников новгородского стиля. Виртуозное техническое исполнение, свободное владение приемами серебряного дела, знание и понимание столичного стиля эпохи, внесение местных самобытных черт вызывают восхищение зрителей.

В отличие от малого иерусалима большой имеет иные пропорции. Ювелир использует орнамент иначе, чем в византийском искусстве. Чернь на фоне и темные стекловидные вставки оттеняют золоченое серебро, придают торжественность этому грандиозному произведению.

Лицевые изображения в медальонах и на дверцах стилистически едины и выразительны. На куполе, в шести круглых медальонах представлены Христос, Богоматерь, Иоанн Предтеча, архангелы Михаил, Гавриил и святитель Василий Великий, один из творцов литургии. Чеканные полуфигуры помещены на полусферической поверхности купола. Выполнение этой работы требовало от серебряника особого напряжения и чутья. Высокий профессионализм, твердая рука мастера сомнений не вызывают.

Образы апостолов, представленные на 12-ти подвижных створках дверей сиона, значительны и гармоничны. Это Петр, Павел, Фома, Филипп, Иаков, Варфоломей, Матфей, Марк, Лука, Иоанн Богослов, Симеон, Андрей. Рельефные фигуры переданы свободно, в легком движении. Позы святых, драпировки одежд, жесты рук, орнаментированные подножия, лики индивидуализированы.

В основании иерусалима — большой дискос с гравированным изображением Голгофского процветшего креста, видного при раскрытых дверях. Купол сиона венчает четырехконечный крест с расширяющимися ветвями, на концах которых литые бусины.

Большой новгородский иерусалим, принадлежащий к аристократическому направлению в древнерусском искусстве, явно княжеский заказ. Возможно, новгородский князь Мстислав, внук короля Гарольда (англосаксонского) и правнук византийского императора Константина Мономаха, имея тесные контакты и с византийской столицей, и с западноевропейским миром, мог заказать роскошный иерусалим, связанный с новгородской Софией.

Софийские кратиры XI-XII вв.

Среди экспонатов Владычной (Грановитой) палаты особенно известны софийские кратиры XI-XII вв., представляющие собой причастные чаши с двумя ручками, напоминающие дохристианские ритуальные сосуды. Роскошные богослужебные предметы утвари использовались в литургической практике до XVII в. Чаши имеют сложную форму, гладкий поддон, фигурные рукояти. По преданию, аналогичную форму имела чаша Тайной вечери — первой евхаристии. Новгородские кратиры — яркий пример влияния античных традиций. Из сохранившихся литургических сосудов кратиры отличаются более крупными размерами, вероятно, для большого количества причастников Софийского собора.

На полукруглых поверхностях чаш помещены выразительные лицевые изображения, по 4 на каждом: Христа, Богоматери, апостола Петра и великомученицы (на одном Анастасии, на другом Варвары). Представленные образы соответствуют теме воплощения Христа и торжества церкви, основателем которой был Петр. Святые жены напоминают о женах-мироносицах. Чеканная орнаментация кратиров (стилизованные овы, вьющиеся побеги, лилии, пальметты, виноградные гроздья), их форма символичны.

Венцы чаш украшают крупные черневые надписи, связанные с назначением сосудов. Аналогичным торжественным почерком исполнены вкладные надписи на поддонах, упоминающие заказчиков и их жен: Петра и Марью и Петрилу и Варвару. На днищах православных чаш указаны авторы кратиров Коста и Братило. Несмотря на удивительную схожесть, кратиры имеют отличные стилистические и палеографические особенности с ориентацией на разные художественные идеалы. Если предположить, что заказчик драгоценных памятников новгородские посадники, находившиеся в возможном родстве, Петр-Петрила, то такой значительный заказ демонстрировал закрепление власти посадника в Новгороде.

Техника эмали

Большой интерес представляют изделия новгородских мастеров, исполнявших произведения с перегородчатыми эмалями. Техника эмали была хорошо известна на Руси. Ее упоминали летописи, использовали ювелиры с древнейших времен как заменитель драгоценного камня.

Дробница из золота с изображением святого Георгия XII в. уникальна. Ее нашли на Городище, месте княжеской резиденции, неподалеку от Новгорода в начале 1930-х годов. Миниатюрная пластина (длиной 2.6 см, толщиной 1мм) представляет святого воина в рост фронтально, в доспехах, с копьем в правой руке. Изображение выполнено в технике перегородчатой эмали. Слева колончатая надпись, залитая голубовато-белой эмалью: ЮОРГИ. Золотые перегородки тонкие, эмаль семи цветов. Назначение пластины неизвестно, следов крепления на ней нет. Может быть, это часть украшения какой-нибудь иконы или другого культового предмета.

Мощевик с изображением святого Ипатия XIII в.

Перегородчатая эмаль украшает мощевик с изображением святого Ипатия XIII в. Это небольшой деревянный ковчег для мощей, в серебряном окладе. Его крышкой является прямоугольная пластина из меди, на которой перегородчатой эмалью изображен в рост епископ гангрский Ипатий. Святой с асимметричной короткой фигурой правой рукой благословляет, левая покровенная держит Евангелие. Использованная эмаль неяркая, пяти оттенков, перегородки живописные мягкие. Под медной крышкой с изображением в углублении хранится часть косточки. Мощевик поступил в музей в 1920-е годы из Софийского собора в Новгороде.

Панагиар из софийской ризницы

До 1920-х годов хранился в софийской ризнице знаменитый панагиар, служивший для перенесения в праздничные дни просфоры из собора в покои Владыки. Такой предмет церковной утвари чаще назывался «столовой» панагией. Заказчик серебряного позолоченного сосуда новгородский архиепископ Евфимий II, известный своей политической деятельностью как сепаратист, стремившийся возвысить Новгород. Новгородский Владыка много внимания уделял развитию искусства и художественных ремесел.

Из надписи на верхней тарели панагиара узнаем имя ювелира Ивана и дату исполнения этого особенного произведения — 1435г. Резная вкладная авторская надпись должна была хранить память о торжественном акте вклада такого достоинства в главный храм Новгорода. Устройство панагиара не сложно: две большие кованые тарели с замочком-запором покоятся на высоком фигурном стояне, переходящем в поддон восьмилепестковой формы.

Тарели имеют традиционные для подобных сосудов изображения. Верхняя тарель с внешней стороны украшена накладными рельефами композиции «Вознесение». Фигурки святых динамичны и свободны, их лики не детализированы. Борт тарели обрамляет стилизованный орнамент скани. На внутренних поверхностях тарелей гравированные изображения Троицы и Богоматери Знамения. Литургические надписи прославляют Христа и Богородицу. Силуэтные образы на ярко вызолоченном фоне, уверенное письмо близки традициям новгородской культуры XV в.

Ниже окружают стоян четыре ангела с поднятыми руками, «поддерживая» собственно панагию и напоминая образы античного мира: кариатид и атлантов. Ангелы припадают на одно колено и опираются на четырех идущих львов. Орнаментальная полоса из литых ажурных крестоцветов заполняет произведение в нижней части.

Каждый элемент композиции, детали — все продумано и имеет свой символический смысл. Гармоничная целостность, единство замысла автора, высокий профессионализм в использовании технических приемов, грамотность надписей ставят новгородский панагиар в ряд с самыми яркими памятниками русского серебряного дела. Вероятно, его исполнитель — один из лучших художников Владычных мастерских Новгорода Великого.

Водосвятная чаша

Водосвятная чаша, один из самых монументальных экспонатов, была исполнена в Новгороде по заказу митрополита Варлаама в 1593 г. для Софийского собора.

Чаша серебряная позолоченная полусферической формы с двумя литыми ручками, на круглом поддоне. На внутренней поверхности, как свидетельство ее ритуального назначения, находится изображение Крещения. Снаружи резной стилизованный растительный орнамент и вкладная надпись о совершении чаши при царе Феодоре Иоанновиче и царице Ирине, об использовании софийского серебра на изготовление и прибавлении 26 рублей, а собственных денег владыки к общему делу 10 рублей.

Ручки чаши в виде фигурных балясин, концы которых продеты в пасти литых накладных маскаронов. На поддоне с гравированными узорами чередуются надписи о золочении чаши, на которое пошло 25 золотников. Ножками чаши служат три фигурки стоящих львов, символизирующие божественную силу и власть Христа.

Надписи на чаше, богатство и разнообразие орнаментов являются признаками искусства 2 пол. XVI века.

Монастырские митры

Достойное место в экспозиции занимают монастырские митры — памятники ювелирного искусства, иконописи и орнаментального шитья. Митра — архиерейское головное украшение, означавшее терновый венец Спасителя, а также особую славу и власть, данную Господом его служителям. Являясь важной принадлежностью архиерейского богослужения, митры украшались с особенной нарядностью. Как правило, их основа из ткани (бархата, шелка) на металлическом каркасе, расшитой золотыми и серебряными нитями, жемчугом.

Митра из Антониева монастыря поступила в собрание Новгородского музея в 1934 г. Она сохранила подлинную форму. В митре сочетается талант серебряника, живописца, вышивальщицы, украсивших убор живописными иконками, гравировкой на позолоченном серебре, золотными кручеными нитями. Сверху, в центре круглая накладка с живописной Троицей, вокруг которой закреплены медальоны с резными херувимами и серафимами. Ниже, в ряд помещены 10 килевидной формы дробниц с иконками Деисуса. Обрамление из пряденых нитей-жгутов, в кастах драгоценные камни и стекловидные вставки. Нижний край дополнен валиком с «опушью», исполненной трунцалом — шелковой нитью, обвитой по спирали серебряной позолоченной.

Митра из темно-зеленого бархата

Митра из темно-зеленого бархата происходит из Хутынского монастыря. Свою форму она получила в конце XVIII в., когда была перешита, но мастерицы сохранили и перенесли все детали 1643г. Это серебряные позолоченные накладки с гравировкой. На них представлены Богоматерь Знамение, Деисус с новгородским преподобным Варлаамом Хутынским, херувимы. На бархатном фоне эффектно проложены по основе жемчужные нити. Основа из бити, круглых тонких пластин из плющеной проволоки. Интересна узкая полоса с резной вязевой надписью:

« лета 7151 (1643) марта въ 1 день бысть зделана сия шапка в домъ Всемилостиваго С(вя)таго Чюдотворца Варлама на Футыню ...».

Евангелие — апракос

В первой половине XVII в. напечатано Евангелие-апракос, в 1654 г. вложенное в Софийский собор. На страницах богослужебной книги гравюры с изображениями евангелистов, орнаментальные заставки и концовки, инициалы. Обращает на себя внимание обрез, украшенный цветными травами, плодами и тисненой золоченой надписью с 3-х сторон. Доски Евангелия покрыты турецким бархатом и золоченым серебром. На верхней — традиционные искусные композиции «Распятие с предстоящими» в среднике, евангелисты в наугольниках. Фон орнаментирован кружевной сканью, побеги и цветы которой залиты разноцветной эмалью. Отметим устойчивые для Новгорода оттенки эмали, гармонирующие с многочисленными драгоценными камнями (сапфиры, халцедоны, рубины, изумруды, шпинель, гранаты).

Ковши и корчики XVII в.

Особое место в экспозиции Владычной палаты занимают ковши и корчики XVII в., являющиеся традиционной русской посудой. Из них пил мед, квас, пиво. Эта посуда удивительна мягкостью кованой формы и линий, разнообразием украшений. Не случайно новгородские ювелиры еще в XIV в. воплотили в серебре ковш в форме грациозной ладьи.

Небольшие ковшики-корчики, приподнятые на ножке, чеканены «ложками». Носик корчиков высоко приподнят и завершается литым бюстом Афины Паллады. По их венцу вьется затейливая резная надпись, исполненная четко и красиво. На одном из них, принадлежавшем новгородцу Панкратию Крекшину, выгравировано: «Носится чаша сия въ добродетель а принять въ радость. А пить въ сладость и веселие и въ любовь друг ко другу».

Большой ковш 1700 года московской работы с изображением государственного герба России имеет надпись о награде императора: «Симъ ковшомъ новгороцкаго посацкаго человека Афонася Золотова за многой приборъ питейной прибыли».

Дарохранительница-ковчег для хранения реликвий

Непременным атрибутом каждого храма является дарохранительница-ковчег для хранения реликвий. Представленная в экспозиции Владычной палаты дарохранительница исполнена в 1751 г. в сентябре месяце при архиепископе Феофане Прокоповиче и тщанием игумена Михайловского Сковородского монастыря Ионы, о чем свидетельствует вкладная надпись. В ней также упомянут московский купец I гильдии Сергей Васильев Азбукин, «рачениемъ и при радении» которого «построенъ сей сребреной ковчегъ».

Дарохранительница 3-х ярусная на 4-х ножках в виде птичьих лап на шарах. На каждом ярусе-ковчеге гравированные композиции страстного цикла и изображения новгородских святых Иоанна и Моисея с резными соответствующими надписями. Ковчеги снабжены дверцами, за которыми установлены серебряные позолоченные мощевики.

Оклад иконы «Богоматерь Знамение» 1854 г.

Наиболее заметным памятником провинциального Новгорода XIX в. можно назвать оклад иконы «Богоматерь Знамение» 1854 г., исполненный новгородским ювелиром Калиной Рябковым. Мастерская Рябковых известна в Новгороде до конца XIX века. Оклад на копию чудотворного образа Знамение хранился в Знаменском соборе «в главном алтаре за жертвенником». Сребропозлащенную ризу весом 5 фунтов и 4 золотника ювелир украсил многочисленными драгоценными и полудрагоценными камнями. Свыше 250 бриллиантов, алмазов, изумрудов, рубинов, сапфиров, шпинели, халцедонов, гранатов, кианитов сияют среди жемчужных цветов, полос с крупными перламутрами.

Огромную ценность окладу придают расположенные симметрично на фоне 10 золотых ковчежцев с образами святых, исполненными перегородчатой эмалью в XII в., возможно, перемещенные сюда с чудотворной святыни, находящейся ныне в Софии Новгородской.

Внимание привлекает золотой медальон на нижнем поле в центре. Здесь византийская сапфириновая камея XI в. с изображением Христа в рост. На поля оклада Калина Рябков перенес и более древние XVI-XVII вв. ажурные сканные накладки-запоны с драгоценными кабошонами. Список с иконы «Богоматерь Знамение» не сохранился, а оклад и по сей день восхищает всех, кому интересна культура Новгорода Великого.

Произведения западно-европейских авторов

Особенное место в новгородской коллекции занимает группа произведений западно-европейских авторов из крупнейших центров ювелирного ремесла Германии, Англии, Швеции. Все они, возможно, посольские дары, поступили в музей из ризницы Новгородской Софии.

Масонский кубок был изготовлен в 1716 г. в немецком городе Любеке. Характерны не только форма ритуального сосуда, но и орнаментация, сочетание серебряных и ярко вызолоченных поверхностей. Гравированные заповеди масонов на тулове, вырезанные готическим шрифтом и аллегорические символы тайного общества.

Сканная стопа

Сканная стопа работы стокгольмского ювелира Рудольфа Виткопфа была исполнена в 1699 г. и в числе других доставлена дипломатами от лица шведского короля Карла XII императору России Петру Алексеевичу. После его смерти наследница престола Анна Иоанновна дарует петровские вещи его сподвижнику, новгородскому архиепископу Феофану Прокоповичу. 200 лет стопа являлась принадлежностью софийской ризницы. В 1930-е годы стала экспонатом музея, утратив к тому времени крышку, Из этого набора сохранились 4 аналогичных сосуда в коллекции Государственного Эрмитажа.

Телефон: +7(8162)77-37-38

Сайт: novgorodmuseum.ru

Режим работы: 10:00 – 18:00, Перерыв: 13:30 – 14:30
Выходной: Пн, первая Ср месяца

Адрес: Кремль, Великий Новгород, 173007

 
 
Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация на сайте

Поля отмеченные (*) обязательны для заполнения.
Имя
Логин
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *