"В пути"

Путеводитель по городам России

Путешествуйте с нами!

Свято-Успенский Второафонский монастырь на горе Бештау

7 июля 1902 года с согласия Иоанно-Богословской братии отец Герасим командировал в Россию иеромонаха Иоанна и монаха Сергия. Он благословил их, напутствовал молитвами и дал задание подыскать подходящее место для монастыря и просить помощи у российской духовной и гражданской власти. 

Средства для личной жизни и для постройки монастыря они должны были найти сами.

Прибыв в Россию, монахи расстались: отец Сергий, заболев, направился на Северный Кавказ лечиться минеральными водами, а иеромонах Иоанн поехал в Санкт-Петербург и Саратовскую губернию, где намеревался собрать нужную сумму для устройства монастыря.

В столице отец Иоанн познакомился с людьми, которые оказали существенную помощь при ходатайстве об устройстве Второ-Афонского монастыря: помощником управляющего Мариинским дворцом В.Н. Богдановым, товарищем обер-прокурора Святейшего Синода В.К. Саблером, другими высшими чинами Святейшего Синода. Сбор же пожертвований прошел настолько успешно, что часть собранных денег отец Иоанн сумел послать отцу Герасиму и братии на Афон.

В Санкт-Петербурге же произошла у отца Иоанна и самая главная встреча. Он побывал у батюшки Иоанна Кронштадского, почитаемого всеми православными и даже сослужил ему при литургии. От отца Иоанна Кронштадского инок получил благословение на устройство монастыря на Кавказе. Место было выбрано не случайно.

Пока отец Иоанн находился в Санкт-Петербурге, отец Сергий лечился в Пятигорске. Глубокое впечатление произвела на него Бештау - самая высокая гора на Кавказских Минеральных Водах. Она напоминала ему Святую гору в Греции. Еще в глубокой древности на вершине Бештау располагался главный лагерь скифов, а затем сарматов. Эти места были хорошо знакомы готам. Легенды гласят, что во времена существования государства Алания в IX-X веках у подножия Бештау находился греческий христианский монастырь. Его развалины еще можно было видеть в начале XX века.

Отец Сергий посетил Бештау. Величие и всемогущество Божие здесь особенно чувствуется, и присутствие Божие ощущается таинственным образом. Позже, когда здесь появился монастырь, его посетил харьковский архиепископ Филарет. Осматривая окрестности, он воскликнул: «Если здесь не уметь помолиться Господу Богу, то где же и помолиться! А здесь так близко к небу; здесь так далеко от земли».

Замечание вполне справедливое. Когда-то Всевышний привел в эти места выходца из Святогорья, афонского схимонаха Савву. В миру Стефан Андреевич Савельев был крестьянином Пензенской губернии Наровчатского уезда Казенномайданской волости. Поселился он на Бештау в незапамятные времена и прожил здесь, ничего о себе не рассказывая, много лет. Людям он показывался редко, в беседы с ними вступал еще реже. Но одному из его посетителей было сделано исключение - староафонскому монаху Сергию. Схимонах Савва очень скоро убедил его, что именно здесь нужно устроить монастырь. За несколько лет до этой встречи Савва предсказал появление новой обители. И вот теперь предсказание должно было сбыться.

Об этой встрече отец Сергий поведал отцу Иоанну по возвращении последнего из Санкт-Петербурга.

Кроме Саввы отец Сергий познакомился и подружился с семьей пятигорчан - полковником Дмитрием Павловичем Шишковым и его супругой Феодосией Семеновной. Побывал он и у директора Кавказских Минеральных Вод В.В. Хвощинского, встретился с другими полезными и нужными людьми. Когда из Санкт-Петербурга в Пятигорск прибыл отец Иоанн, он вместе с отцом Сергием отправился на Бештау, на избранное для монастыря место. Отец Иоанн также нашел его подходящим для обоснования обители. Здесь же, на Бештау, иноки дали себе слово не останавливаясь н перед какими препятствиями, добиться у властей разрешения на постройку и на отведение под монастырь нужного количества земли.

В 1903 году газета «Кавказские Минеральные Воды», издававшаяся в Пятигорске, опубликовала сообщение о желании монахов со Старого Афона устроить монашескую обитель близ Пятигорска. Местные власти отнеслись к этому благосклонно.

Знаменательно, что именно святому праведному Иоанну Кронштадскому принадлежит приоритет в обозначении места под монастырь. Когда инок Иоанн вернулся в Санкт-Петербург и вновь посетил батюшку, испрашивая благословения на ходатайство об устройстве монастыря и прося помолиться об успешном исходе дела, отец Иоанн Кронштадский не только благословил, но и обозначил крестом на привезенных фотографиях то место, где он желал бы видеть первый монастырский храм. И действительно, впоследствии первый храм на Бештау построили там, где указал отец Иоанн Кронштадский.

Так в Пятигорском лесничестве, на юго-западном склоне горы Бештау, в квартале № 33, был отведен участок под монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы. На этой территории было два источника пресной воды, один из которых назывался Благодатным. Воду из него Управление Кавминвод предполагало использовать при устройстве водопровода в Железноводск, но затем право пользования им передало монахам. На ферме же вначале появилось 30 коров и телят. Вскоре по предложению В.В. Хвощинского составили план участка земли, отведенного под монастырь.

Еще находясь в Санкт-Петербурге, в мае 1903 года, отец Иоанн и отец Сергий подали прошение на имя Преосвященного Владимира, епископа Владикавказского и Моздокского, который в то время был в столице и участвовал в заседаниях Святейшего Синода. Они просили дать благословение и разрешение братии Хиландарского монастыря построить монастырь в память царя-миротворца Александра III и ходатайствовать перед Святейшим Синодом в удовлетворении этой просьбы.

Лично выслушав монахов, Преосвященный Владимир обещал свое содействие. Иеросхимонах Герасим также обратился со своей стороны в Синод, который обещал, что ходатайство будет удовлетворено. С надеждой в сердце иноки вернулись в Пятигорск, откуда сообщили в Грецию отцу Герасиму о своих хлопотах и их результатах.

2 мая 1904 года место под устройство будущего Успенского храма освятил настоятель пятигорского Спасского собора протоиерей Михаил Закхеев. На это событие у подножия Бештау собралось около 400 тысяч человек. Отец Михаил сказал: «Православные христиане! Афонские иноки находятся у Царицы Небесной под особым покровительством. Эти иноки поселяются теперь около нас; значит, и мы будем находиться под этим же покровом Царицы Небесной».

Под горой Бештау начались строительные работы. Одновременно с храмом возводился и трехэтажный корпус братских келий с гостиницей, а вплотную к храму - дом ля помещения настоятеля, сторожей, старшей братии, трапезной и кухни. На строительство ушло 26 тысяч рублей. Пока велись работы, иеромонах Иоанн и его помощники разместились в землянках, вырытых здесь же, в горе.

В июле жизнь только начинающей существовать обители ознаменовалась важным событием. Ее посетил великий князь Дмитрий Константинович со своим адъютантом. С радостию и почтением встретили высокого гостя строители монастыря. Отец Иоанн и отец Сергий поднесли ему хлеб и соль. Великий князь не погнушался посетить и землянки. Он подробно расспрашивал о строительстве, о целях обители и, в ответ на просьбу отца Иоанна быть почетным ктитором обители, дал свое согласие.

В знак духовной связи иноки преподнесли Дмитрию Константиновичу икону Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». В сопровождении отцов Иоанна и Сергия Великий князь осмотрел все постройки, посетил также и Благодатный источник.

На Афоне иеромонах Герасим н на минуту не забывал об исполнении задуманного дела. Он не только просил епископа Владикавказского Владимира содействовать в устройстве монастыря, но и всей душой сам стремился на Кавказ, так хорошо знакомый ему с детства. Он подал прошение в Синод о выезде в Россию для устройства обители на горе Бештау и 16 сентября 1904 года прибыл с 20 насельниками в новостроящийся монастырь.

Сразу же по прибытии иеромонах Герасим обратился к епископу Владикавказскому и Моздокскому Гедеону, несколькими месяцами ранее возглавившему кафедру, который разрешил в еще строящемся монастыре совершать все церковные службы, кроме литургии. Лечившийся в это время в Кисловодске митрополит Санкт-Петербургский Антоний, узнав от иеромонаха Герасима о нуждах монастыря, обещал свою поддержку. Еще отец Герасим просил, чтобы после утверждения Второ-Афонской обители ей дали те же права, что были у Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря на Кавказском побережье, и чтобы Святейший Синод признал прибывших из Греции монахов в тех санах, в которых они находились на Старом Афоне.

Митрополит Антоний выполнил обещание. 12 ноября 1904 года Святейший Синод издал указ об учреждении Второ-Афонского Успенского монастыря близ Пятигорска. Однако ему не были даны те привилегии, которыми обладал Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь. И все же монахи, преисполнились радости, так как теперь учреждение монастыря около Пятигорска признавалось владикавказским епархиальным начальством, а число братии могло стать таким, сколько обитель в состоянии содержать на свои средства.

К осени 1904 года все необходимые постройки были закончены. Первый монастырский храм освятили во имя Успения Пресвятой Богородицы. Его средняя часть и стены алтаря были каменные, притвор турлучный, верхнюю часть храма соорудили из дерева. Над притвором помещалась канцелярия монастыря, под притвором устроили трапезную. С северной стороны к нему примыкал двухэтажный корпус, верхний этаж которого был деревянный. Нижний этаж разделялся коридором, по его сторонам устроили келии настоятеля, благочинного, экклесиарха, ризничего и комнаты для гостей. В подвале этого же корпуса находилась кухня.

К настоятельским келиям и к храму примыкала длинная терраса, смотревшая на запад. Подняться на нее можно было по наружным деревянным лестницам. Колоколенка была устроена с юго-западной стороны террасы. Иконостас для храма пожертвовала сестра иеромонаха Иоанна Надежда Ивановна Мишурова-Неронова.

Несмотря на внешне скромный вид, Успенский храм монастыря мог вместить одновременно до 500 человек. Он отличался благолепием, благоустройством и достатком церковной утвари и облачений.

И вот наконец из Владикавказа получено долгожданное разрешение на открытие монастыря. Назначен день освящения - 28 ноября. За несколько дней до события отец Герасим разослал местным жителям, а затем опубликовал в газете «Пятигорский листок» воззвание: «Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем» (Псал. 121,1). Братство Второ-Афонского Успенского монастыря, у подножия горы Бештау, всепокорнейше просит всех желающих осчастливить своим присутствием торжество освящения первого храма новостроящейся обители, имеющее быть 28 ноября, для принесения совокупно молитв ко Господу щедрот. Священнодействие будет совершать Его Просвященство, епископ Владикавказский и Моздокский. С истинным почтением, недостойный иеросхимонах Герасим с братией».

В день освящения в монастыре собрались высокопоставленные духовные лица, представители местного духовенства и светских властей. А из окрестных станиц, сел, хуторов и из Пятигорска сюда съехалось более пяти тысяч человек.

Обитель задолго начала готовиться к торжественному дню. Прежде всего о предстоящем важном событии известили Великого князя Дмитрия Константиновича. К сожалению, он не смог приехать на освящение храма, но ответил поздравительной телеграммой. Накануне праздника монахи встречали именитых гостей. Из пятигорского Спасского собора сюда прибыл крестный ход. И тогда же иеросхимонах Герасим был избран настоятелем Второ-Афонского Успенского монастыря.

Торжества начались 28 ноября 1904 года в 9 часов утра. Все священнослужители собрались в храме. По архиерейскому чиноположению они встретили у входа Преосвященного Гедеона, епископа Владикавказского и Моздокского, а также всех высокопоставленных гостей.

Вокруг новосозданного храма начался крестный ход, который представлял величественное зрелище. Впереди несли хоругви, за ними - иконы и кресты. Следом шествовали 16 священников в светлых облачениях, по два в ряд. Шествие заключал архипастырь, который нес на голове ковчежец со святыми мощами. Их предполагалось вложить в престол новосозданного храма. Также несли миро для помазания престола и антиминса. За архипастырем шли чиновники - парадной форме, по два в ряд.

По общепринятому православному обычаю, крестный ход обошел вокруг нового храма, останавливаясь перед западным входом, где произносилась ектенья, народ осенялся святыми мощами и читалось Евангелие.

Самый волнующий момент наступил, когда Владыка при закрытых вратах храма воскликнул: "Возьмите врата князи ваша! И возьмитеся врата вечные, и внидет Царь славы!" А в ответ зазвучал хор изнутри храма: "Кто есть сей Царь славы?" Дважды повторились эти слова, а затем двери отворились, и крестный ход закончился молитвословием.

Освящение храма началось при пении псалмов. Освятили престол, совершили его водружение, омовение и облачение. В верхнюю часть креста под престолом вложили святые мощи, а под крест - имена благотворителей. Их же записали в синодик для вечного поминовения.

А затем Преосвященный Гедеон торжественно отслужил в храме первую литургию, по окончании которой поблагодарил строителей, ктиторов, благотворителей и посетителей. "Несмотря ни на какие затруднения, - сказал Епископ, - обитель возродилась, и ей теперь, как юному дитяти, нужна постоянная поддержка".

К знаменательному дню освящения новая обитель получила великие благословения от многих обителей Афона и России. Старцы Хиландарской Лавры на Афоне благословили братию иконою Божией Матери "Сладкое целование", Патриарх Иерусалимский - иконою Воскресения Христова; Митрополит у Гроба Господня - образом Успения Божией Матери от Гроба Царицы Небесной; архиепископ Синайской горы Порфирий - иконою Божией Матери и праведной Елисаветы; игумен русского Пантелеимоновского монастыря на Афоне Нифонт - иконою Великомученика Пантелеимона; игумен русского Андреевского скита - иконою св. Андрея Первозванного; игумен русского Ильинского скита - иконою св. Пророка Илии; старцы братства Афонских обителей - иконою Божией Матери "Скоропослушницы"; настоятель монастыря св. Троицы на Афоне иеромонах Нифонт - иконою Покрова Пресвятой Богородицы; настоятель монастыря во имя Преображения Господня Софоний - иконою Иверской Божией Матери; настоятель пустыни св. Митрофания Фаддей - иконою св. Митрофания Воронежского; настоятель пустыни св. Дмитрия Солунского - иконами Почаевской Божией Матери и Дмитрия Солунского; настоятель св. Богословской пустыни на горе Афон пожертвовал 12 икон большого размера (от 2-х аршин и меньше). Среди них - одна из главных святынь новой обители - древняя чудотворная икона св. Иоанна Предтечи.

У монастыря была тяжелая судьба, в годы революции некоторые здания монастыря были разрушены большевиками. Когда окончилась Гражданская война здесь разместили санаторий, предназначенный для инвалидов, а 30-е годы XX века в стенах здания находилось пролетарское туристическое общество. В годы, предшествующие войне, монастырь стал детским домом, где проживали дети из Испании. Шло время и стены монастыря ветшали, постепенно разрушаясь.

К середине 1950 году, от здания ничего не осталось и до 90-х годов XX века о нем никто не вспоминал, однако позднее восстановили братский корпус и Георгиевский храм, на деньги, пожертвованные прихожанами. Корпус был построен для проживания 10 человек, но на сегодняшний день в нем, теснясь и смиренно разделяя место, живет 20 человек.

 
 

 

 

Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация на сайте

Поля отмеченные (*) обязательны для заполнения.
Имя
Логин
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *